Мнения, размышления, статьи

Мнения, размышления, статьи
Нажмите на картинку, и откроется сайт!

вторник, 15 января 2019 г.

О том, как важны корректные юридические процедуры по самым "скандальным" делам





Здравствуйте, у микрофона адвокат Константин Бубон.

Моё воображение всегда очень увлекают яркие явления эпохи социальных сетей. Самым значимым среди них мне кажется такой феномен, как общественный остракизм, который по своим последствиям для конкретного человека может быть сопоставим с судимостью. Мне не придётся далеко ходить за самым злободневным примером того, как социальные сети формируют коллективное суждение по тому или иному поводу. На прошлой неделе Владивостокская журналистка Екатерина Фёдорова обвинила в изнасиловании одного из руководителей приморской медиаиндустрии Алексея Мигунова.

Алексей Мигунов, в свою очередь, решительно отрицает какие бы то ни было противоправные действия со своей стороны. В то же время он заявил и о том, что он временно приостанавливает свою деятельность во всех организациях, в которых он состоит, чтобы не вовлекать их в орбиту нарастающего скандала.

Я хотел бы сразу оговориться, что в день записи этой передачи вся или почти вся заметная для меня деятельность, которую люди вели по этому поводу, сводилась к обмену комментариями в социальных сетях. Екатерина Фёдорова дала обширное интервью популярному новостному порталу, в котором подробно изложила свою версию произошедшего. Из рассказа Екатерины следует, что преступление в отношении неё было совершено в октябре прошлого года.

Комментаторы в Интернете немедленно разбились на два лагеря. Одни из них настаивают на том, что девушка говорит правду, и Алексей Мигунов виновен. Другие, соответственно, возражают против выдвинутого обвинения и считают, что оно, по меньшей мере, не подкреплено доказательствами. Я полагаю, что обе стороны добросовестны в том смысле слова, что сторонники каждой из версий искренне верят в то, что они говорят.

В эпоху социальных сетей общественная реакция на подобное обвинение далеко выходит за границы взаимоотношений двух конкретных людей, и происходящее всё больше становится похоже на конфликт между двумя группами комментаторов. Стоит обратить внимание, что самые горячие высказывания и призывы исходят от сторонников той или иной точки зрения. Социальные сети не предполагают наличия некой нейтральной и непредвзятой силы.

Впрочем, это соображение не может остановить развернувшуюся полемику. Каждый комментатор внутренне считает себя той самой инстанцией, которая выносит справедливое и беспристрастное суждение, но окружающие при этом уверены, что он всего-навсего поддерживает одну из сторон. Именно этим коллективный суд в социальных сетях отличается от суда в обычном смысле этого слова: о виновности или невиновности человека люди очень часто высказываются на основании первого же прочитанного ими комментария и личных представлений об устройстве мироздания.

Сумма высказываний отдельных комментаторов и формирует в Интернете тот окончательный вердикт, изменить который потом будет крайне трудно, а обжаловать его просто негде. Кроме того, в социальных сетях мало кто может быть свободен от личных симпатий и антипатий, так уж они устроены. Здравый рассудок, тем временем, понятие не статистическое. Я убеждён в том, что прав бывает не тот человек, у кого больше денег или подписчиков. Прав тот, на чьей стороне достоверные факты. Размышления над этим делом потребуют некоторых базовых знаний.

Например, следует знать, что дела об изнасиловании относятся к категории так называемого частно-публичного обвинения. Это означает, что уголовное дело по части первой статьи сто тридцать один Уголовного кодекса может быть возбуждено не иначе, как по заявлению самой потерпевшей. Комментарии в Интернете сами по себе не могут служить поводом для начала формального расследования. Полемика в Интернете пока не позволяет судить, получит ли это дело официальный ход или не получит. Алексей Мигунов называет обвинения клеветой и утверждает, что он намерен предпринять юридические действия по защите своих чести и достоинства. И никто не знает, в какую конкретно форму отольётся всё то, что происходит сейчас в социальных сетях.

Очень важно отдавать себе отчёт в том, что для расследования любого преступления критически важны первые три дня. Именно в это время у следствия есть все возможности собрать необходимые доказательства. Пропуск этого срока означает, что выяснение многих фактов будет крайне затруднено. Однако из этого не вытекает, что следствие по такому делу становится совершенно невозможным. В любом случае эффективная защита своих прав для всех, кто пострадал от преступлений против личности, связана прежде всего с полным и всесторонним расследованием произошедшего. Никогда не стоит пренебрегать судебными механизмами защиты своих прав. Спекуляции вокруг возможности или невозможности доказывания тех или иных обстоятельств я считаю неуместными, потому что большинству комментаторов просто не известно, какими именно доказательствами располагают стороны.

Я хотел бы напомнить всем, что знаменитое на весь мир дело Харви Вайнштейна, несмотря на всю его скандальность и широкое обсуждение в социальных сетях, получило своё развитие в суде присяжных, где ему было предъявлено обвинение в трёх эпизодах изнасилований. Общественная кампания, развёрнутая в Соединённых Штатах, нашла для себя адекватное юридическое воплощение. И мне бы очень хотелось, чтобы наше общество последовало этому доброму примеру. Я сторонник того, чтобы важные вопросы находили своё решение в правовом поле и я вовсе не уверен, что Интернет – подходящее место для того, чтобы делать окончательные выводы.

У микрофона был адвокат Константин Бубон. Всего вам доброго.



Комментариев нет:

Отправить комментарий